palamar4uk (palamar4uk) wrote,
palamar4uk
palamar4uk

Хроники Майдана: Беркут штурмовал баррикады с людьми в ночь на 11 декабря.

Был холодный вечер вторника. К тому времени я уже заехал на Майдан, забросил дров и считал свой долг выполненным. И вот ночью включаю онлайн трансляцию Майдана, это было в час ночи, и вижу, что Беркут начал штурм. Первую волну отбили, но людей не хватало. Напуганный голос корреспондентки за кадром призывал киевлян оторвать свои задницы и срочно выезжать на Майдан. К тому моменту было уже около 1:30 ночи. Я не патриот, ненавижу холод и в целом законопослушный. Но вот звонок в такси - машина будет через 5 минут. Уже не отверчусь. На всякий случай пакую с собой велосипедный шлем, надеваю теплые вещи, которых у меня нет, краду чужую шапку, выезжаю. Общаюсь с таксистом - он говорит - "Тоже на Майдан?" - оказывается, немалое количество киевлян откликнулись на призывы о помощи и решили-таки поехать ночью на Майдан, чтоб защитить его. Последние новости с передовой не вселяли много надежды: всё оцеплено кордонами милиции, людей фактически отрезали, внутренние войска с помощью комунальщиков разбирают баррикады на Институтской. Я понятия не имел, смогу ли вообще попасть на сам Майдан, а в кармане денег было на такси в один конец. Таксист не скупился на проклятия в адрес нашего правительства в лице Януковича. Когда мы доехали до метро Почтовая Площадь, то увидели там ГАИшников, которые разворачивали автомобили. Это были как обычные легковушки, так и простые такси - люди пытались ночью добраться до Майдана. Пришлось бросать машины и подниматься пешком. Чуть впереди шёл упитанный мужик в шлеме, поверх пуховика на нем была ярко-зеленая жилетка. Я тогда подумал, что это ГАИшник, но подойдя поближе, увидел, что это народный депутат - Михаил Грицько. С ним был ещё один человек, они направлялись на Майдан, я был третьим. Чуть дальше мы встретили перебежчиков, спустившихся со склона прямо перед нами, их было двое. По их словам, везде менты и Беркут, проверяют документы, угрожают. Они прибились к нам. Через ещё минуту за спиной услышался привычный возглас-пароль: "Слава Украине!". Мы автоматически ответили: "Героям Слава!", обернулись - за нами шли ещё человек 15. Мы их подождали и продолжили путь по мокрой и скользкой мостовой вместе. Да уж, итого человек 20 - не густо! Когда мы поднялись на Майдан, он оказался конечно же перекрыт. Возле живого щита из совсем юных солдат стояла может сотня людей, которые как и мы, откликнулись на призыв, и покинули свои теплые постели ради холодных баррикад.

1.


2. Глянув на этого чувака, я решил не испытывать судьбу и на всякий случай тоже надел принесенный шлем.


3. Парни стояли плотно и стоически выдерживали вес щитов (около 6 кг) и случайные ругательства, сменяемые гимнами Украины и призывами перейти на их сторону. Особо ярых провокаторов, скажем, недипломатов, мы отгоняли подальше, создав пространство между солдатами и людьми. Какая-то девка в шоке говорила: "Капец, это киевляне сдали Киев!", "Почему они не вышли?". Её тут же кто-то начал успокаивать, что и киевляне здесь есть, и дальше их будет больше.


4. Через некоторое время пришел Порошенко. Последний раз я его видел лет 5 назад в Нацбанке. Знал ли я тогда, при каких обстоятельствах увижу его в будущем, и увижу ли вообще?
Порошенко твердым голосом потребовал командира. После немногословных препираний ему и его двум помощникам позволили пройти через оцепление. А мы все остались за бортом и никто не знал, что будет дальше.


5. Ко мне сбоку подошел мужичок в военной каске и шепотом сказал, что мол есть обходные пути, лазейки, чтобы пробраться в эпицентр событий. Но ходить нужно было осторожно, мелкими группами, чтобы мы не вызвали подозрений. Мне это все, конечно, не нравилось. Не хватало ещё, чтобы нас где-нибудь в подворотне повязали. Тем не менее, я не спеша отправился к секретной точке сбора, по дороге зайдя в бар и уговорив охранников позволить мне отлить. Когда я пришел на точку сбора - там никого не было. Я подождал несколько минут и из темноты появились люди. Уставшие, поникшие, продрогшие, с желто-синей символикой - я тогда не понимал, почему они "отступают", когда на кону стоит так много. Но они показали путь, и мы вдвоем с новоприбывшим мужиком пошли под темными арками да неизведанными подворотнями. Через некоторое время начали пробиваться звуки Майдана. Они нарастали, отражаясь от кирпичных стен домов, а вместе с ними появлялось больше света. Еще чуть-чуть и мы вышли на холм.

6. Наши палатки ещё стояли, но вот самих митингующих таки оттеснили. Невероятно! Ведь всего несколько часов назад я был там и это была наша территория, там была полевая кухня, разливали паркий чай. Теперь все это досталось Беркуту, милиции и коммунальщикам мародерам.


7. Когда я прибыл на мост, возле которого некогда была сооружена, казалось бы, такая неприступная баррикада, моему печальному взору предстали коммунальщики, разбирающие баррикады.


8. На другой стороне баррикад зрелище было ещё более отчаянным. Прорвавший баррикады Беркут штурмовал наших ребят. Был слышен звонкий звук болгарки. Беркуты что-то резали.


9. Шел прорыв по правому флангу, поэтому туда в подкрепление отправлялись отряды самообороновцев. Через пару минут я буду стоять с ними, плечом к плечу, каска к каске, на скользком, покатом склоне не в нашу пользу.


10. В тылу у Беркута стоит ещё одна запасная линия. Коммунальщики расчищали баррикады и грузили их на грузовик, чтобы позволить Беркуту навалиться на наших парней всей массой.


11. Когда началась заворушка, я едва успел спрятать фотоаппарат. Места было настолько мало, что нельзя было не то что руку вытащить - даже вздохнуть полной грудью было нелегко, поэтому я фотографировал только тогда, когда удавалось спуститься чуть ниже. Кто-то посоветовал стать боком и хорошенько упереться - так было проще дышать и держать линию. Мы сцепились с ребятами в цепочку и противостояли натиску Беркута. Они произвели несколько атак, которые мы отбивали слаженными, на сколько это возможно в таких условиях, действиями. Беркут не спешил включать в ход дубинки, поэтому это была война масс.


12. В какой-то момент Беркут начал шаг за шагом оттеснять нас вниз на левом фланге. Координаторы направили подкрепление на этот фланг в следствие чего я оказался почти у центра, но уже ближе к правом флангу. Тут же начали передавать по рядам смоченные какой-то вонючей дрянью повязки на лицо - в тот момент, потратив немало усилий, чтобы в условиях дикой давки напялить на себя эту повязку, я почувствовал себя солдатом Первой Мировой где-то в окопе перед лицом неизвестности и газовой атакой. И тут пошли волны атак - каски Беркутов становились все ближе и ближе, я понял, что меня просто выпирают вперед. Еще несколько секунд - и мой кошмарный сон сбылся - я стою в первом ряду, напротив меня огромные Беркуты в масках и при полном фарше. В толпе кто-то обзывает одного из Беркутов и кричит: "Эй, валите этого чурку!". Кто был в первой линии, попытались утихомирить провокатора - но тот беркутовец малость озверел. Нескольким ребятам вокруг меня досталось, но я с ним пытался говорить и мне как-то удалось выйти невредимым. Часть раненых корридором пропустили вниз на Майдан. Беркут снова навалился и мы начали стремительно сдавать скользкий склон. Полцарства за кошки! Ведь я только накануне вечером начал присматривать кошки для города. Беркут нас потеснил и тут же появились солдатики со щитами. Они пошли на нас свиньей и вошли клином. Я был сильно увлечен противостоянием впереди, оно дико выматывало, как вдруг смотрю - а на правом фланге-то уже не наши хлопцы, а Беркуты! Думаю - всё, труба, взяли нас в кольцо, щас будут бить и вязать. Но этот клин в нас как вошел, так и застрял, а подмога на правом фланге потеснила зашедших вглубь солдат. В итоге Беркут дал сигнал отступить, а солдатиков мы погнали подзатыльниками по корридору обратно к Беркуту. Двум солдатам чуть не досталось от особо буйных самооборонцев. Потом мы начали брать реванш у Беркута и отвоевали несколько метров территории, практически вернувшись на прежние позиции. Далее была команда стоять и держать строй. Это была одна из самых серьезных атак на эту баррикаду за эту ночь. Нескольких людей, как со стороны солдат, так и со стороны самообороновцев, были серьезно впечатаны толпой в щиты и тела друг друга, поэтому им поплохело и их пришлось вывести. Когда мы стояли, то ничего не было видно, но были слышны звуки приезжающего грузовика, звуки болгарки и так далее. Это действовало деморализующе. Однако мы шутили и всем становилось веселее. Никто старался не думать о том, что будет, если Беркут применит газ или дубинки. Из рук в руки передавали ценный чай и крохи закуски. Люди часами стояли на морозе без возможности пойти в туалет, без крошки во рту. По рядам также начали передавать воду.


11. В перерыве между атаками Беркута.


12. Начало светать. Около 7 утра, когда я наконец покинул свой пост, чтобы отлить, я с удивлением обнаружил, что наши палатки уже снесли.


13. Оставлены только очень узкие тоннели, и то не везде. Оратор со сцены призывает мужиков и пацанчиков к одному из трех блокпостов, а женщин и детей держаться ближе к сцене.


14.


15. Коммунальщики начали зачистку улицы.


16. Выходы из метро по-прежнему забаррикадированы на случай внезапного прорыва Беркутом.


17. Девочки раздают бутерброды. Я, поколебавшись секунду, взял один толстенный бутер с мясом и сыром. Наверное, из-за того, что ничего не ел уже несколько часов, этот бутер показался мне одним из самых лучших бутербродов в моей жизни.


18. Людям разливают горячие напитки.


19.


20. На сцене молятся батюшки и выступают политики.


21. Так просто отсюда никто не уйдет.


22. Дождались наконец рассвета.


23. Центральный перекресток. Орудуют коммунальщики.


24. Солдатики. Мне их жалко.


25. Чай кончился. На Майдане не хватает еды и одежды.


26. Потерянные во время атак вещи.


27. Тяжелая выдалась ночка.


28.


29. И главное, все происходит под прицелами камер, без стыда и совести, при многочисленных послах из разных стран.


30.


31. Милиция мерзнет, но пока никуда не уходит.


32.


33. Люди, тем временем, срочно возводят новые баррикады. Нужны руки, нужны стройматериалы, покрышки, доски, мешки с бетоном, проволка.


34. Эта кухня была ближе к стелле Независимости, поэтому её избежала печальная участь других палаток.


35.


Каждый день нужно чтобы было побольше народу. На ночь нужно хотя бы несколько десятков тысяч мужчин, потому что Беркут, как истинные стратеги, нападают ночью, когда люди спят и не особо горят желанием в -8 стоять на баррикадах. Призываю всех киевлян на баррикады, уже сегодня.
Tags: sony nex-3, Киев, Майдан, баррикады, милиция, ночь, революция, фотки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments